Перейти к основному содержанию
Бойцы

Джон Джонс: «У меня есть сильное предчувствие, что я заставлю Рейеса проглотить его слова»

Неоспоримый король полутяжёлой весовой категории размышляет о потенциальных поединках, и том, что они будут значить для его наследия.

Давление на чемпиона UFC не заканчивается никогда. И в тот момент, когда ты побеждаешь, весь мир хочет знать, кто будет следующим соперником. Но иногда, например, в случае с Джоном Джонсом, подобные вопросы могут быть актуальны ещё до предстоящей титульной защиты.

Что интересно, в центре этих вопросов стоят два человека, которые даже не находятся в одной весовой категории с Джонсом – чемпион в среднем весе Исраэль Адесанья и чемпион в тяжёлом весе Стипе Миочич.

Очевидно, что завоевание титула в тяжёлом дивизионе могло бы окончательно утвердить Джонса в статусе лучшего бойца в истории спорта. В разговоре с UFC.com Джон не стал отказываться от такой возможности, но дал понять, что готов сосредоточиться на полной зачистке полутяжёлого веса.

«Если я не получу второй пояс, я буду не против остаться в полутяжёлом дивизионе на ближайшие 6-7 лет и надирать зад этим парням», – сказал Джонс.

– Между тобой и Домиником Рейесом есть реальный конфликт? Будет ли в этом бою что-то личное?

–  Вряд ли мои отношения с кем-либо смогут сравниться с конфликтом, который у меня был с Дэниелем Кормье. Доминик сделал несколько заявлений, большинство из которых были не слишком продуманы. Он не залезает мне в голову больше, чем кто-либо другой. У меня есть сильное предчувствие, что я заставлю Рейеса проглотить его слова.

HOUSTON, TEXAS - FEBRUARY 06: (L-R) Opponents Jon Jones and Dominick Reyes face off during the UFC 247 Ultimate Media Day at the Crowne Plaza Houston River Oaks on February 06, 2020 in Houston, Texas. (Photo by Josh Hedges/Zuffa LLC)
HOUSTON, TEXAS - FEBRUARY 06: (L-R) Opponents Jon Jones and Dominick Reyes face off during the UFC 247 Ultimate Media Day at the Crowne Plaza Houston River Oaks on February 06, 2020 in Houston, Texas. (Photo by Josh Hedges/Zuffa LLC)

– В последнее время пошли разговоры о твоём потенциальном переходе в тяжёлый вес для поединка со Стипе Миочичем. Почему именно сейчас?

–  Я не хочу спешить с этим боем. Я знаю, что постоянно меняю свои ответы на вопросы. Фанаты хотели бы, чтобы я дрался с ним. И я считаю, что победа над ним может стать одним из самых простых способов стать чемпионом в тяжёлом весе.

Но в то же время я рад быть там, где я нахожусь сейчас. Если представители UFC придут ко мне и предложат провести титульный поединок со Стипе за огромную сумму, очевидно, я соглашусь.

– Что вдохновляет тебя, когда ты задумываешься о возможном переходе в тяжёлый вес? Что это лучший способ улучшить своё наследие?   

–  Абсолютно. Моё имя всегда находится в обсуждении, когда речь заходит о лучших бойцах в истории. Я думаю, тот факт, что я ещё не завоевал титул в тяжёлом весе – последняя причина, почему люди всё ещё спорят о лучшем бойце всех времён. Как только я сделаю это [завоюю пояс в тяжёлом весе], спорить уже будет не о чем.

– Чемпион UFC в среднем весе Исраэль Адесанья убеждён, что ты заинтересован в переходе в тяжёлый вес, чтобы избежать поединка с ним. Что ты можешь на это ответить?

–  Парень напуган. На сегодняшний день он напуган. Грег Джексон учит меня внимательно слушать, и я слышу: «Сейчас не могу победить Джона Джонса». Как только я понимаю, что этот парень чувствует, что не может победить меня сегодня, и ему нужен ещё один год, мне всё становится ясно.

БОЛЬШЕ О UFC 247: Пуля на вылет. Как Валентина Шевченко стала одной из главных женщин в истории ММА